Путешествие в подмосковную Швейцарию | Как Даниэль Шиндлер реализовал мечту любого архитектора в поселке «Березки»

146_EL_Hals_0.jpg
Поселок «Березки» на Рублево-Успенском шоссе разительно отличается от стандартного предложения элитной загородной недвижимости на этом направлении: полностью построенные дома в продаже, благоустроенная территория и, что особенно интересно,— выраженно европейская архитектура среди «березок средней полосы».

146_EL_Hals_1.jpgКак так получилось, что в Подмосковье появился европейский пригород, ДН рассказал архитектор проекта, швейцарец Даниэль Шиндлер, который на несколько дней приехал в Москву.

Спасибо, что нашли окошко в вашем плотном графике для встречи. Расскажите, как все начиналось, как вы попали в проект?

Я довольно часто работаю с российскими заказчиками — делаю им дома, в том числе за рубежом, с ними комфортно работать. Когда ко мне обратились с предложением построить целый поселок высокого уровня на самой дорогой трассе Подмосковья, я к этому отнесся с большим интересом и энтузиазмом. Когда же я попал на сам участок, я был по-настоящему потрясен ландшафтом, с которым предстояло работать.

Я живу в Швейцарии, в окружении гор, у нас не так много подобных просторов, как в «Березках». Этот участок — мечта архитектора. Здесь целый мир: перепад высот, река, лес, много зелени. Все, что необходимо для создания поселения хай-класс уровня.

В чем заключается философия проекта?

Философия этого проекта — объединение архитектуры и природы. Когда мы только начали проектирование домов для 151 семьи, нам было очень важно интегрировать природу в архитектуру дома, привлечь некоторые природные элементы. При этом участок, который находится в долине, окруженной рекой, располагается очень близко от Москвы. Как говорят у нас в Швейцарии, вы находитесь не вдали от мира, а недалеко от центра, к тому же на природе. Близость к городу нашла отражение в архитектуре — она не привычная «дачная», а скорее «около-городская».

В чем это выражается?

Я знаю, какая у состоятельных людей напряженная жизнь. Очень важно, чтобы вокруг было тихо и шумели деревья, когда ты возвращаешься домой. Поэтому для нас приоритетом был контакт человека с природой. Визуальный и физический. В первую очередь, мы постарались сделать так, чтобы природа осталась максимально нетронутой. Особенно это касается леса, который был сохранен в его первоначальном виде. Визуальный контакт обеспечивает и современная архитектура — панорамное остекление позволяет впустить природу в жилое пространство. Это тоже весьма интересная для архитектора задача, особенно в России — с большими перепадами температур, когда летом очень жарко, а зимой очень холодно.

Нам выпал и другой настоящий вызов: как «посадить» дом на участке, чтобы обеспечить всем лотам прекрасные видовые характеристики: какие архитектурные решения применить, какие технологии строительства использовать, чтобы создать эффект уникальной близости с природой. Вы находитесь в помещении, а на расстоянии 1,5–2 м от вас лежит снег, летом же можно загорать на своем участке. В каждом доме предусмотрена зона барбекю, что тоже сближает людей с природой.

146_EL_Hals_4.jpg

Какова ваша аудитория, как вы представляли себе будущих жителей, когда создавали поселок?

При проектировании нашего поселка мы опирались на то, что наша целевая аудитория — семейные люди. Поэтому абсолютно все дома достаточно просторные. К тому же, загородная жизнь, в целом, больше подходит именно для семей с детьми. Исходя из этого, в «Березках» обустроена вся необходимая инфраструктура, чтобы, например, дети могли безопасно и быстро добираться до школы, а родители — заниматься спортом прямо рядом с домом.

В моем представлении, наши жители — это люди в возрасте от 40 до 50 лет, переезжающие из шумного мегаполиса. Они много путешествуют, владеют международным опытом, знают, как живут в других странах, какие существуют культуры. Это определенное сложившееся многогранное общество. Это наш ориентир.

146_EL_Hals_3.jpg

Расскажите, пожалуйста, подробнее о самих домах.

Мы старались уйти от однообразия и, думаю, весьма преуспели в этом. В поселке представлено 18 типов домов. У каждого есть свое имя. Например, дом Adela был назван в честь девушки-архитектора, которая участвовала в его создании. Архитектурную уникальность каждого дома может подчеркнуть и сам собственник — мы предлагаем оформить индивидуальную отделку фасада различными материалами. Например, добавить дерева. Разумеется, главное — чтобы ничто не нарушало единую стилистику проекта.

Есть ли какие-то проекты, которые вам особенно нравятся?

Для меня лично выделяются, наверно, два проекта — Rotondo и Bond, которые имеют особенный характер. Кстати, именно Bond очень понравился российской стороне, в том числе покупателям. Тут наши вкусы вновь совпали.

Как устроен генеральный план поселка?

Поселок развернут к реке, самые большие дома находятся именно на первой линии. Проекты размером поменьше чуть отдалены от водного пространства. Но так как сам поселок довольно компактный, красивый вид открывается из окон всех домов, а их архитектурные решения позволяют создать собственное приватное пространство.

Все дома объединены в 11 мини-кварталов, что позволяет создать архитектурную индивидуальность всего поселка.

И конечно, в генеральный план изначально закладывались общественные пространства: широкий бульвар по французскому образцу — настоящие подмосковные Елисейские поля, которые проходили бы сквозь поселок и были бы, в том числе, местом притяжения жителей. У реки вскоре появятся спа-центр и спортивный комплекс, а в начале поселка — торговый центр с рестораном.

Как вам работалось в России?

Очень интересно! Одним из основных вызовов было учесть все культурные различия. Совместить мое центрально-европейское швейцарское мышление с местными стандартами и документацией. Но у меня была очень хорошая локальная поддержка. Мы обоюдно решили, какие параметры важны для всех проектов, учли это и постарались построить в России дома так, как мы это обычно делаем, а именно — в швейцарском стиле.

Я всегда говорю, что был бы плохим архитектором, если бы мне пришлось просто что-то копировать. Идеи и пожелания заказчика заключались в том, чтобы построить дома на моем архитектурном языке. В этой традиции и была развита концепция поселка «Березки», в котором предполагалась осознанная реализация современного архитектурного стиля в привязке к российским реалиям и традициям.

146_EL_Hals_2.jpg

В чем состоят различия швейцарского стиля и российско-швейцарского воплощения?

Думаю, ключевое отличие — это стиль жизни потенциальных покупателей. Я ознакомился с большим количеством традиционных подмосковных домов — в том числе, с привычными деревянными, и отметил для себя несколько важных нюансов. Это простор, свет и, главное, сами помещения. Как мы говорим: они по-другому текут. В современной европейской традиции нет строгого деления помещений по функционалу, как это было принято в прошлом. Конечно, такой подход имел свои причины быть в то время, но современные дома — это открытые планировочные решения. Поэтому мы минимизировали коридоры, создали большие гостиные с панорамными окнами, пустили в дом свет.

Задача была весьма сложная, особенно с учетом временного фактора, однако я был очень впечатлен форматом и темпом работы в России. Это существенно отличается от того, с чем я был прежде знаком. Важные решения могут приниматься за одну ночь, и затем все начинает развиваться с очень высокой скоростью.

Когда ты что-то только планируешь, ты должен быть в начале процесса. Когда делаешь — в самом центре. В этом проекте я всегда был в центре. Несмотря на существенный дефицит времени, я более чем доволен тем результатом, который мы наблюдаем сейчас.

Возможно, в дальнейшем мы сможем помочь покупателям обустроить и внутреннее пространство домов. Это моя мечта, ведь важно, чтобы наша идея была полностью завершенной.  

146_EL_Hals_6.jpg

Источник: Дайджест Недвижимости | март 2020 № 146